Женский Сайт

Анна Винтур о Met Gala, своем будущем и будущем Vogue ― Часть 2


Категория: Обо всем
Дата: 18-06-2019, 05:12
Анна Винтур о Met Gala, своем будущем и будущем Vogue ― Часть 2


Во второй части интервью с Анной Винтур для издания BoF Имран Амед беседует с главным редактором американского издания журнала Vogue во время затишья перед бурей Met Gala-2017 с целью обсудить это шумное событие, будущее поколение редакторов журнала и ее собственное наследие.




Во второй части заглавной статьи последнего специального печатного издания журнала BoFИмран Амед еще раз встречается с самой влиятельной фигурой в мире моды. В день их второй встречи прошумела новость о том, что новым редактором британского журнала Vogueназначили Эдуарда Эннинфула. Эту же дожность Винтур занимала всего ничего, в период с 1986 по 1987 годы. Винтур также занята подготовкой к Met Gala-2017 и гала-концерту по случаю открытия выставки Института Костюма, нацеленной на сбор средств, который состоялся 1-го Мая.


5
5
2


Читать первую часть статьи: Анна Винтур про политику и модный бизнес в Америке Трампа.



Имран Амед: Met Ball уже через несколько недель. На чем Вы сейчас сосредоточены?



Анна Винтур: Вы уже вполне можете себе представить, как это будет выглядеть. Когда я была там на прошлой неделе, не думаю, что какие-либо костюмы были в работе, но я вполне уверена, что сейчас процесс запустился. Что касается самого вечера, то мы только начинаем работать над посадкой гостей и прорисовывать картинку того, как она будет выглядеть, но к 1-му мая все еще может раз 500 поменяться. Но Вы знаете, поезд уже ушел, и это затишье перед бурей.



Мы делали Met Gala столько раз, что, в целом, всё под контролем. Это довольно мощная постановка. Я хочу сказать, что, учитывая нашу романтическую постановку на тему китайской культуры, а потом на тему моды в эпоху современных технологий, в этот раз будет нечто более минималистичное. Но наряды будут выделяться благодаря идеям Эндрю [Болтона].





ИА: Изменилась ли как-то ежегодная традиция проведения MetGalaза период своего существования, начиная еще с Дианы Вриланд?



АВ: Для меня было большой честью, когда нам предложили участвовать, потому что поддерживать Met Gala всегда было традицией Vogue. Я помню,как была здесь впервые, и Си [Ньюхаус] всегда ставил на мероприятии столы, приходили все редакторы, и это считалось вечером большой компании. Я вспоминаю об этом с большой любовью и привязанностью и,очевидно, что мы придали этому событию больше гласности, нежеливо времена миссис Вриланд. Тогда Met Gala был больше нацелен на моду, а мы расширили его целевую аудиторию.



ИА: В некотором роде, как и журнал.



АВ: Да, но я также чувствую, что дело во времени. Группа становилась всё больше, а выставки стали невероятно популярными благодаря гениальности и мастерству Гарольда [Кода], но я думаю, что просто в сейчас СМИ уделяют Met Gala много внимания. Таким образом, вместе с развитием СМИ, рос и журнал с его выставками и церемониями открытия.



ИА: Однако значит ли это, что вы пытаетесь вместить в него больше? Кто-то сказал мне, что в этом году он меньше, чем в предыдущем.



АВ: Кажется, я каждый год это говорю.



Мне нравится испытывать что-то особенное, и когда ты находишься там [на мероприятии], то это ни с чем не сравнимо. Я не знаю, всегда ли оно проходит успешно, но ты хочешь чувствовать, что это опыт, что ты видишь неординарную выставку, прекрасных людей и необычайные наряды, и что время пребывания там — особенный опыт. Таким образом, это иногда требует небольшого урезания цифр. Это на самом деле связано с темой выставки и Рэи [Кавакубо], которая всегда поражала меня своей скрытностью: она не из тех, кто будет открываться сотням тысяч людей, так что, кажется, я чем-то похожа на нее. Когда мы проводили Met Gala, темой которого был панк, то это было похоже на сумасшедшую ночь со множеством людей. Мы всегда пытаемся подстраивать настроение вечера под какую бы то ни было выставку.


Я считаю, что обязанность Vogue заключается в наблюдении за изменениями в культуре, политике и моде.


ИА: Говоря о другом: об эволюции Vogueи будущем журнала. Vogueуже стал крупным брендом.



АВ: Ненавижу это слово.



ИА: Бренд?



АВ [смеется]: Да, ну я не знаю, бренд, товар. Создается впечатление, что я в супермаркете.



ИА: Но это как Дисней … Дисней — это не только мультфильмы, Дисней — это нечто большее. Так же, как и Vogue, я думаю. Что, по вашему мнению, изменится, а что останется прежним?



АВ: Мне нравится думать, что Vogue — во всех смыслах центр совершенства. Мы можем преуспевать, а можем проваливаться. Мы не можем быть всем для всех. Я считаю, что нам нужно быть максимально сосредоточенными на том, что такое быть самим Vogueили его частью. Я говорю всем нашим сотрудникам и редакторам, всем нашим фотографам и авторам, что мы должны уважать это, потому что мода сейчас доступна всем на массовом уровне, и я считаю, что в некоторой мере это стало небольшой проблемой. Слишком уж много всего.



Обязанность Vogue — в наблюдении за изменениями в культуре, политике и моде. Наша работа заключается в том, чтобы доносить это до наших читателей, будь то с помощью книги, на которую я хочу, чтобы вы взглянули, или через новостную ленту в Instagram, — как угодно. Мы всегда начеку, всегда редактируем, всегда пытаемся уделять внимание нашим стандартам и поддерживать их. Я прошу всех, кто здесь работает, и я подталкиваю всех, кто здесь работает, быть открытыми. Я считаю огромной ошибкой закрыться в себе и не принимать перемен и препятствий.



ИА: Это берет начало с тех ETF собраний, о которых вы нам рассказывали. Так что если это остается неизменным, что же тогда меняется в Vogue?



АВ: Я думаю, то, о чем мы пишем — вот что постоянно меняется. В этом суть моды. Мы всегда размышляем о том, как мы делаем свою работу, почему мы это делаем. Приходят новые люди. Отличный редактор [Валери Штайкер, давний культурный редактор Vogue], к сожалению, ушла в отставку. Она была с нами на протяжении 15 лет, и мне чрезвычайно грустно видеть, как она уходит, потому что в течении долгого времени она была важной частью журнала. Но это не только отличная возможность для нее — она собирается создать книгу — но это также возможность для нас преподнести свежие мысли, взгляды и мнения. Мне всегда жаль, когда люди уходят. Но в то же время — это отличная возможность.





АННА ВИНТУР С НАГРАДОЙ "ДАМЫ-КОМАНДОРА БРИТАНСКОЙ ИМПЕРИИ"



ИА: Лично для меня один из способов поразмыслить над будущим Vogue — взглянуть на невероятные вещи, происходящие в Teen Vogue, который является довольно поучительным. Ширина размаха обложки —действительно дерзкой обложки, которая занимает сильную позицию и проталкивает идею, обсуждаемую с точки зрения политики.



АВ: Они — голос их поколения для их же поколения. Это Элейн [Уэлтерот] и Филлип [Пикарди] с поддержкой Мари [Сютер]. Они бесстрашные и ни о чем не переживают. Не переживают о том, что подумают по поводу того, чем они занимаются — они просто делают это. Я считаю поразительным то, что они честны сами перед собой. Если ты слишком осторожен и опаслив — ты становишься ничем, так что это очень ценный урок.



ИА: Да, ты должен уметь …



АВ: Рисковать.



ИА: Примером риска на телевидении можно назвать изумительную молодую особу Лорен Дака на Fox News с Такером Карлсоном. Что Вы вынесли из этого интервью?



АВ: Беседу о бесстрашии. Я, в конечном счете, говорю об этом, куда бы я ни шла. Прошлым вечером я ужинала с парой очень влиятельных людей с медиа-индустрии. И что они хотели делать? Они хотели поговорить о Teen Vogue. И я недолго беседовала с автором Washington Post касательно заглавия, он хотел говорить о Teen Vogue. Таким образом, они очень необычным и замечательным способом стали частью разговора. Это было ненавязчиво. Это просто произошло — и это отличная журналистика.



ИА: Но Карлсон довольно пренебрежительно относился к тому, чтобы она была модным писателем.



АВ: Ну что вы, разве с вами не происходит такое все время?



ИА: Случается временами.



АВ: К сожалению, всё еще существует мир, который презирает моду, считая ее поверхностной, а людей в ней — не очень образованными. Никто из нас [в Vogue] не считает так, и я наверняка знаю, что это не отражается на страницах журнала, онлайн или в Teen Vogue, или в любых заголовках здесь, в Condé Nast. Огорчает то, что все еще присуща эта старомодная обидчивость.



ИА: Считаете ли вы большой проблемой имидж моды во внешнем мире?



АВ: Я не думаю, что это вообще большая проблема. К сожалению, есть группы людей, особенно мужчин — старомодных мужчин, если быть честными, которые так считают, но, знаете, нельзя позволять этому беспокоить вас. Это досаждает, но не останавливает никого из нас.


К сожалению, всё еще существует мир, который презирает моду, считая ее поверхностной, а людей в ней — не очень образованными.


ИА: А теперь касательно вашего титула «Дамы» (Анна Винтур получила награду «Дамы-командора Британской империи» из рук королевы Елизаветы II — прим. ред.) , так как мы этого вопроса еще не касались. Прежде всего, мои поздравления. Как вы об этом узнали, и помните ли вы, что почувствовали, и какой была ваша реакция?



АВ: Они очень скрытные. Они звонят тебе, ходят за тобой по пятам и говорят никому не рассказывать. Эти британцы настолько вежливые, что я только спустя время поняла, о чем они говорят. Но, конечно же, я была взволнована и польщена, и было интересно увидеть, как счастливы мои друзья и родственники в Англии. В то же время, по правде говоря, здесь никому до этого нет дела. [Они]толком не знают, что это такое — и это хорошо.



ИА: Теперь, когда вы «Дама», я бы хотел спросить у вас совет для всех молодых людей, которые хотят ворваться в моду.



АВ: Я много общаюсь со студентами и молодыми дизайнерами. Было интересно встретиться в своем офисе с двумя ребятами, которые собираются поступать в Университет Пенсильвании в следующем году. У них есть осознанность, образованность и утонченность, которых я еще ни разу не видела в молодом поколении. Я не знаю, связано ли это с политической ситуацией или с обширным доступом к информации в наше время, но разве это не замечательно, что они настолько заинтересованы в мире? Эти две молодые девушки насладились временем и получили бесплатный макияж или что-то в этом роде в костюмерной Vogue, и потом они на самом деле хотели поговорить со мной о перемене климата.



Я думаю, что очень важно, чтобы сегодняшняя молодежь, какое бы направление она ни выбрала, использовала время, проведенное в университете или колледже, для открытия себя. Никого не следует заставлять определяться, чем они хотят заниматься, когда им только 17 или 18 лет. Это время экспериментов и осознания себя. Окунитесь в то, что вам дорого и что является вашей страстью, и пусть мы увидим проявление этого в женских маршах, в решении вопросов по перемене климата и иммиграции, в борьбе за права женщин и геев. Разве это не было бы прекрасным? Найдите свою карьерную стезю, но также найдите существующие проблемы, которые вам не безразличны. Это то, что было важным для меня с самого начала.





ИА: Однажды вы сказали следующее: «Когда ты живешь с целью, ты создаешь пространство для достижения истинного совершенства во всех смыслах». Можете описать вашу цель?



АВ: Мне кажется, мы об этом немного говорили в прошлый раз. Я на самом деле люблю помогать людям, чем только могу. Если оглянуться назад, когда наше дело было уничтожено ВИЧ, и люди не хотели говорить об этом, то моя помощь заключалась в том, чтобы объединить наше дело и сделать его открытым, гласным и оказывающим поддержку, а также говорить об этом, собирать деньги и повышать осведомленность. Это была одна из самых важных проблем, которые я помогала разрешить. Хотите верьте, хотите нет, это совсем не обсуждалось так, как сейчас. Так что, к чему бы у тебя не лежала душа, — это именно то, что сделает тебя человеком, которым ты хочешь стать, когда вырастешь, и поможет добиться успеха в карьере.



ИА: И последний вопрос. Вы упоминали заявление Эдварда Энинфула. Он второй мужчина, назначенный на должность главного редактора основного издания Vogue.



АВ: Мы живем во время гендерных изменений.



ИА: Так и есть. Но это также заставило меня задуматься о том, что однажды вы не будете главным редактором Vogue, и мне интересно, задумывались ли вы когда-нибудь об этом? Обсудив это с Бобом Сауэрбергом, я понял, что он даже не допускает мысли, что вас может здесь не быть. Но однажды это произойдет и, учитывая смерть Франки Соццани и уход Александры Шульман, я уверен, это заставляет вас немного задуматься о вашем времени здесь, и что однажды оно закончится.



АВ: Да, конечно закончится. Очевидно, что потеря Франки была сильным ударом лично для меня, но я смотрю на Франческо [Карроццини, моего зятя] и на свою дочь — и смотрю вперед. И это то, что я всегда стараюсь делать. Я смотрю в завтрашний день, не вчерашний.



Для читателей портала ХОЧУ особенный подарок — год бесплатного изучения английского языка онлайн. Для этого достаточно перейти по ссылке и зарегистрироваться (промокод на бесплатное обучение уже зашит по ссылке). Удачи вам!

скачать dle 12.1

Метки к статье: